Григорий Померанц: Душа, которая сбылась

Я прочел его, том за томом, на третьем курсе и сразу, на всю жизнь, был захвачен. Достоевский объяснял мне меня самого — и я в себе заново постигал его и и пытался пройти сквозь них по-своему и, по-своему сводя концы с концами, как-то понимал Достоевского. Идея, которая ушибла меня, была идеей бесконечности. Всякое число, деленное на бесконечность, есть нуль. От этой простой математической операции почва обрушивалась у меня под ногами и я летел в бездну. Природа знать не знает о былом, Ей чужды наши призрачные годы Но в году я знал только, что у Маркса и Ленина ничего о моей проблеме нет.

Укрощение принципов

Этот текст мы получили 14 февраля. Спасибо Азарию Мессереру и Ларисе Миллер. Когда он ушел, девушки, работавшие в моем отделе, прыснули со смеху:

Григо рий Соломо нович Помера нц (13 марта года, Вильна — 16 февраля года, .. И вот теперь навалился страх. Показалось, что сейчас.

Григорий Померанц"Опасности и страхи". Тогда опасность собирает, подтягивает, даже радует. Я испытал это на войне. И сегодня я совершенно ясно сознаю опасности, которые подстерегают старость, но ничуть не меньше радуюсь каждому утру. Я сознаю опасность краха цивилизации, если не замедлится поток перемен. Иногда я думаю, что этот крах неизбежен, но я не испытываю страха. Что-то уцелеет,что-то вечное неуязвимо, вечный свет не угаснет и озарит не нас, так других.

Философ Григорий Померанц останется с нами еще и благодаря новому проекту на телеканале"Культура" Поводом для публикации этого материала стали две даты и одно событие. Две даты почти сошлись: Это было 27 февраля. А событие - Григорий Померанц останется с нами еще и благодаря новому проекту, который должен предстать перед телезрителями.

Григорий Померанц: «Потеряв страх смерти, люди удивительно легко теряют и совесть». «Можно ли было – после чудовищных потерь го и го.

Категории Авторы Отзывы Померанц Г. Книги онлайн Григорий Соломонович Померанц 13 марта , Вильна - 16 февраля , Москва - российский философ, культуролог, писатель, эссеист, член Академии гуманитарных исследований. Участник войны, дважды ранен, награжден. После войны подвергался преследованиям за нестандартный образ мысли. Работал библиографом, высказывая критическое отношение к действительности в машинописных текстах, подхваченных самиздатом; писал о Достоевском.

С года по год имя Померанца было запрещено упоминать в советской прессе.

Три уровня бытия

В столице России поэзию и прозу Игоря Померанцева публикует журнал"Октябрь". Заместитель главного редактора - Ирина Барметова. Одна из последних наших публикаций в журнале"Октябрь" называлась"Опасная встреча с самим собой". В этой публикации мы соединили, намеренно соединили, прозу Померанцева и его поэзию. Это сделано не для того, чтобы шире показать творчество автора, а для того, чтобы - я в этом абсолютно убеждена - доказать, что, в последнее время Померанцев в своей прозе работает по поэтическим законам.

Я увидела в прозе Померанцева те законы, которые - страшно даже произнести - сто лет тому назад вывел Поль Валери в своей школе, обозначенной им когда-то как образный интеллектуализм.

Философ, культуролог ГРИГОРИЙ ПОМЕРАНЦ: Григорий Соломонович Померанц на отпевании Г.П.Чистякова . О, какие страхи душе предстоят.

Металла голос погребальный Порой оплакивает нас! У Тютчева встретились обе бездны: Безрассудная пропасть русской души, пережившей опричнину, и рассудочная пропасть Нового времени, познавшего бесконечность ньютоновской вселенной, как Аввакум — тьму внешнюю. Обе бездны перекликаются в тютчевских стихах; бездна вселенной становится подобием внутренней бездны, а внутренняя бездна — метафорой бездны, полной звезд.

Тютчев дрожит от ужаса перед тем и перед другим: Очень долго Тютчева никто в России не понимал. Пушкин напечатал его с заглавием: Потом, в конце х годов, вдруг пришло понимание. Казалось бы, время совсем не располагало к созерцанию метафизических бездн. Среди социальных, политических, юридических вопросов негде поместить тютчевский вопрос о смысле человеческой жизни в бесконечности. Но сознание, живущее в мире открытых вопросов, непременно где-то сталкивается с бездной бытия или по крайней мере чувствует эту бездну.

Можно выйти в море для каботажного плавания, — но на горизонте маячит и тянет к себе пучина без края и конца.

МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ МУЖЕСТВО

Мы пригласили к обсуждению этой темы известного философа и культуролога Григория Померанца, наш разговор вышел за рамки темы. О том, как выстроить внутренний мир и удержать общество от распада, как не бояться поступаться принципами и пропускать все теории через глубину сердца - наш разговор с одним из самых мудрых собеседников века. Заповеди личного мира Российская газета Григорий Соломонович, что значит чтение в жизни человека?

Григорий Померанц Если вспоминать мою собственную историю чтения, то сперва я просто читал, потому что ребенку хочется узнать что-нибудь интересное. Потом оторвался от детской литературы и перешел на советскую приключенческую. В какой-то момент мне эта остросюжетная белиберда надоела.

Григорий Соломонович Померанц. Записки гадкого утенка: цитаты и афоризмы из книги. Наш народ — алкоголик страха. После тех.

Я прочел его, том за томом, на третьем курсе и сразу, на всю жизнь, был захвачен. Достоевский объяснял мне меня самого — и я в себе заново постигал его и и пытался пройти сквозь них по-своему и, по-своему сводя концы с концами, как-то понимал Достоевского. Идея, которая ушибла меня, была идеей бесконечности. Всякое число, деленное на бесконечность, есть нуль.

От этой простой математической операции почва обрушивалась у меня под ногами и я летел в бездну. Природа знать не знает о былом, Ей чужды наши призрачные годы Но в году я знал только, что у Маркса и Ленина ничего о моей проблеме нет. Следовательно, проблема человечеством не решена, и надо решать ее самому. Я сосредоточился и месяца три созерцал один самодельный парадокс: Шли лекции, а я сидел и ворочал в сознании свой коан интеллектуальному анализу он не поддавался.

Можно было только глубже и глубже вглядываться. Шли комсомольские собрания с тогдашними делами о притуплении и потере политической бдительности; я думал о своем.

Читая Померанца

Биография[ править править вики-текст ] Родился в Вильно в незадолго до того провозгласившей независимость Литве , в семье бухгалтера Шлойме Соломона Померанца и актрисы Полины Померанц урождённой Гинзбург. В —м учебном году читал лекции в Тульском педагогическом институте. После начала войны подал заявление в военкомат добровольцем, но из-за ограничения по зрению его не призвали сразу. Летом прибыл в ю стрелковую дивизию 2-го формирования , где был зачислен в трофейную команду и, вследствие ранения оставшись хромым, прикомандирован к редакции дивизионной газеты в качестве литсотрудника [11].

Осенью года вступил в ВКП б и был назначен комсоргом управления дивизии собирал членские взносы и писал рекомендации в партию от имени общего собрания [12].

Уже год, как с нами нет Григория Соломоновича Померанца (13 марта . И где поселился страх, там нет счастья” [Померанц, , с.

В полемике х годов я упорно, в мучительной борьбе с собой, смахивал с губ эту пену и сформулировал второй догмат: Мы все за добро, но все по-разному его понимаем. Вспоминай свою тоску, которая выталкивает тебя из греха или из жизни, если иначе не выходит. Это тоска по Богу. И она приведет тебя к Богу, если будет достаточно сильной. Каждый из нас — Раскольников.

У каждого из нас есть свой тайный грех. И каждому из нас открыта бездна Бога. Но мы ее боимся. Мы не готовы вступить в нее. И потому предпочитаем забывать грехи. И то, что нарушает норму, мы называем болезнью. Болезненным стремлением копаться в душевной грязи.

Григорий Соломонович Померанц Записки гадкого утёнка

Человек ниоткуда Около 40 лет назад я встретился с выдающимся, а может быть, и гениальным мыслителем, хотя истинное его величие осознал много позже Когда он ушел, работавшие в моем отделе девушки прыснули со смеху: Со статьей в руках я пошел в свой маленький кабинет, решив прочесть ее позже — в тот день мы были заняты выпуском очередного номера. На ходу кинул взгляд на первые строчки, и уже этот первый абзац так зацепил меня, что оторваться стало физически невозможно.

Я единым духом прочитал всю статью — да так в нашем журнале еще не писал никто и никогда! В уме всплыл странный телефонный разговор недельной давности с автором.

Памяти Зинаиды Миркиной и Григория Померанца. Не хитрость гонит с места их, не страх: они стихают и немеют, чтобы.

Автореферат второй диссертации был уже напечатан и ее активно использовал в картине"Сталкер" Андрей Тарковский. В начале пятидесятых Григория Померанца исключили из партии, осудили за антисоветскую деятельность на пять лет лагерей, он неоднократно подвергался репрессиям за диссидентскую деятельность. Григорий Померанц полемизировал с Солженицином, отстаивая право личности на автономность в противовес почвенничеству и национализму автора книги"Архипелаг ГУЛАГ".

Он был противником всяких утопий и мифологем, наукообразных идеологических схем, приводящих к гибели тысяч и миллионов, что не сравнимо ни с какими жертвами маньяков-убийц. Основой человеческого бытия Григорий Соломонович считал глубинную внутреннюю философию и религию. С конца восьмидесятых и до последнего времени Григорий Соломонович Померанц получил возможность выступать с публичными лекциями, писать и издавать в открытой печати статьи и книги, вести семинары.

Он был одним из последних русских интеллигентов, до конца отстаивающих право личности на свободу, выражение собственного мнения и противостояние пошлости. Высказывания Григория Соломоновича говорят о нем больше, чем все статьи о нем. Тина Гай Любовь так тесно связана с болью, что без готовности терпеть боль и страх боли она совсем невозможна.

Без способности поставить себя на второе место, без способности умалиться — все дары становятся жерновами на шее. В пространстве и времени Бог может найти себя лишь в глубине человеческого сердца, но только в самой последней его глубине. И вот когда человек достигает последней глубины, он чувствует некий дух, который подсказывает ему, что такое хорошо и что такое плохо.

Записки гадкого утенка (Померанц Григорий)

Григорий Померанц Записки гадкого утенка Глава 1 В поисках потерянного стиля В старые годы не было телефона, телевизора, даже керосиновой лампы, но был стиль. Потом появилось много необходимых вещей, а стиль пропал. Последним был французский классицизм: После его распада романтики потребовали от каждого неповторимой личной гениальности.

О своей жизни Померанц сам немало рассказывает в своих книгах и многочисленных публикациях. . Счастлив шагать поверх страха в бою. Счастлив в.

Читая Померанца Из книг, лекций и статей Григория Соломоновича Померанца выписывать мудрые мысли легко и приятно как бы сопереживаешь и становишься вровень ; но их так много, что устает рука и стремительно пустеет голова, не в силах вместить вроде бы простые, но уж какие-то бездонные, как колодцы с гладкими стенками, за которые нельзя уцепиться, мысли. Тысячи людей читали его книги, но еще больше тех, кто его книг не читал.

Но книги и тексты остались; они будут собраны, прокомментированы и заново опубликованы. Все больше людей будут читать и понимать его, слыша его голос и чувствуя его внутренний ритм. Меня попросили рассказать, как я стал самим собой То есть каким образом я нашел свой стиль, свой язык, свой собственный голос? Первое, что захотелось ответить: Это очень важное замечание: У каждого крупного писателя был свой стиль, то есть чувство собеседника.

У меня это не получалось. Я разговаривал с самим собой, не зная, кто я такой, и поминутно сбиваясь в книгу. Стихия живого философского спора возникла для меня только в лагере, в разговоре с другими зэками, сидевшими по ст. Прошло еще десять лет, пока я окончательно понял, с кем и для кого я пишу. И тогда сразу начались мои эссе.

«Сбывшаяся душа». Григорий Померанц

На головах царей божественная пена. Когда бы не Елена, Что Троя вам одна, ахейские мужи? Как землю где-нибудь небесный камень будит, - Упал опальный стих, не знающий отца; Неумолимое — находка для творца — Не может быть иным — никто его не судит. Чувствую плоть небесного камня, разбудившего землю. И от этого какой-то космический ритм в политических стихах, какая-то вещая сила в проклятиях и пророчествах:

Григорий Померанц родился 13 марта года в Вильне. В начинается с освобождения от страха и в глубине собственного"Я".

Этот текст мы получили 14 февраля, а Померанц умер 16, на 95 году жизни. Он - талантливый философ-идеалист и культуролог, сторонник внеконфессиональной мистики всеединства. Спасибо Азарию Мессереру и Ларисе Миллер. Когда он ушел, девушки, работавшие в моем отделе, прыснули со смеху: Я пошел в свой маленький кабинет и на ходу взглянул на первые строки его статьи, думая, что прочту ее потом — в тот день я был занят выпуском очередного номера.

Но первый же абзац меня задел так, что оторваться от текста стало невозможно, и я одним духом прочитал всю статью. Да, так в нашем журнале еще никто не писал, - подумал я и вспомнил странный разговор с этим автором по телефону неделю назад. Мне нужно было найти философа или историка, который мог бы написать о героях, то есть о том, как формировалось и веками менялось представление людей о них.

Мой отдел специализировался на переводах очерков из популярных иностранных журналов, и в воскресном приложении к Нью-ЙоркТаймс меня заинтересовала статья об американских героях.

Жертв Холокоста лечат от страхов светом и музыкой

Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно достижима! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни здесь!